Пунктиром по Европе

Вступление

Недавно я поняла, что моя жизнь четко делится на два периода.
Безусловно, она менялась значительно чаще, иногда давая очень крутые виражи. Я трижды выходила замуж, родила двоих детей. Начинала подчиненной, стала руководителем. Создала с мужем свое предприятие. Когда-то жила в коммуналке, теперь в собственном доме.
Были периоды жуткого адреналина. Были периоды бешеных влюбленностей. Со счета собьешься от разных периодов, к тому же они перемешивались. Всего в моей жизни было много, и была она на разных этапах очень разная — и по уровню жизни, и по количеству счастья, радости и беды в ней. Наверное, как у всех. Или, наоборот, не как у всех. Во всяком случае, серой мою жизнь не назовешь.
И все-таки я выделяю два периода. Почему? Потому что граница между ними самая зримая. Потому что был момент, когда моя жизнь потекла совсем по-другому.
Это случилась, когда в тридцать три года я села в самолет и полетела в первую в своей жизни зарубежную командировку — в Германию, на медицинскую выставку. Именно с этого момента начался второй период моей жизни.
Вы спросите: а почему именно в Германию и почему на медицинскую выставку? В России, что ли, работы мало? Да, маловато было в то время. Медицинское оборудование российского производства оставляло желать лучшего. Потребность больниц в передовом оборудовании росла, наши врачи начали выезжать на международные симпозиумы, сравнивать лечение у них и лечение у нас, тянулись к новому.
И вот тут все совпало: мой немецкий язык, устаревшие российские технологии и желание германских производителей работать с Россией.
Желание — это, конечно, сильно сказано. Немцы побаивались, на дворе стоял 1995 год. Русских они воспринимали эдакими братками, то есть немного с бандитским уклоном. Нужно было убеждать, доказывать: «Мы хотим работать, у русских докторов есть интерес, будет бизнес!»
Страшно было немцам, а как страшно было нам! Как правильно провести переговоры, как получить образцы? Нам нужен товарный кредит, скидки, иначе работать невозможно. И вот так, превозмогая страх, чувство опасности с обеих сторон, работа пошла. Ее было много, этой работы. Да и сейчас меньше не стало.
Есть такое представление о бизнесе, что бизнесмены де всю дорогу на Канарах отдыхают, а деньги сами им на счет капают. Нет, ничего и никуда просто так не капает. Труд, каждодневный, с бессонными ночами и нервными перегрузками. Мы сами выбрали такую жизнь. Жалеем об этом? Нет! Моя семья живет полноценной и насыщенной жизнью. Но легкой ее назвать никак нельзя.
С той командировки начался совершенно новый период моей жизни. До этого я тихо работала в Москве и за границу выезжала в лучшем случае раз в год в отпуск.
И вдруг самолет стал частью моей жизни, летать я стала постоянно, и теперь без самолетов свою жизнь представить уже не могу.
Летаю много. Раз в месяц — это уж точно. Без моих постоянных командировок бизнес просто может остановиться. С одной стороны, эти поездки были и остаются очень интересными, а с другой — устаю, иногда ужасно устаю. И порой какое же счастье знать, что целых три недели никуда не надо лететь!
Но к постоянным перелетам я уже привыкла. А если месяца два никуда не слетаю, то, наверное, даже занервничаю: что-то не так пошло в моей жизни.
Неужели кто-то боится летать на самолетах? Я уже давно захожу в самолет как в троллейбус. Хотя о чем это я? Как раз в тридцать три года я пересела из троллейбуса в машину. Если я и пользуюсь раз в год общественным транспортом, то это метро, а никакой не троллейбус. Но троллейбус мне всегда очень нравился. Его плавный ход располагает подумать о чем-нибудь неспешно, вспомнить, сосредоточиться, даже помечтать. И вот я сумела себя убедить, что самолет не хуже. К тому же это и действительно так.
Так что с некоторых пор летать я не боюсь. Знаю, какой ряд у прохода, могу спать, могу читать. Сколько книг я прочитала в самолете, со сколькими интересными людьми познакомилась! Стараюсь три часа полета использовать с пользой для здоровья (сплю), для работы (просматриваю документы), ну или просто читаю толстые журналы. В Москве при моем плотном графике просто сесть и полистать какой-нибудь женский журнал — невозможно. Так что самолет — это здорово. Не в поезде же трястись несколько суток!
Вот поезд на троллейбус не похож. Он вообще ни на что хорошее не похож.
Поездки — это моя жизнь. Потому что моя жизнь — почти сплошь командировки. Германия, Италия, Швейцария, Венгрия и т.д. Самолеты, машины, да и те же поезда случаются…
Мне говорят: «Счастливая! Как же тебе повезло!» Да, наверное какое-то счастье в поездках за границу есть. Но только если ты ездишь отдыхать. А мне-то приходится работать! Причем головой. Нужно соображать, напрягать извилины. Обсуждаю поставки, выбиваю скидки, веду нудные и ответственные переговоры. Да, зато за границей, да, в красивых офисах.
Это счастье? Не знаю, сказать сложно. Уже две таких поездки в месяц — многовато. Перелеты, смена часовых поясов, погодных условий. Для организма — стресс.
Хотя я знаю таких мужчин, которые живут в Израиле, а работают в Москве. И вот они каждую пятницу летят в Тель-Авив, а каждое воскресенье возвращаются в Москву. Нормально! Привыкли. У них даже место есть в самолете любимое, только в нем они высыпаются. Они не считают свою жизнь какой-то особенной.
Вот и я решила жизнь свою сделать не какой-то там особенной, а приятной.
Да, я много работаю, да, много езжу по делам, и в таких поездках нет времени ни на магазины, ни на театры. Кто виноват? Сама! Ведь это моя жизнь проходит в поездках, и проходить мимо она не должна.
И с какого-то времени я стала ездить себе в удовольствие. Как это получилось? Об этом я обязательно здесь напишу.
Можно назвать эту книгу путеводителем по странам, но это все-таки не путеводитель. Скорее, она о том, как совместить работу с отдыхом, или даже вот о чем: как не забыть о себе в процессе переговоров и остаться очаровательной и привлекательной. Многовато в одном флаконе. А что делать! Такая уж у нас жизнь — у женщин, активно занимающихся бизнесом.
Я очень сопротивлялась, когда муж настаивал, чтобы я выходила на работу как можно скорее после рождения нашего сына. Сейчас я ему благодарна. Можно дни напролет мыть кастрюли и перебирать чулки в шкафах, а можно за один только день написать три спецификации, провести переговоры с компанией-поставщиком, совещание с сотрудниками, съездить на медицинскую выставку, проверить домашнее задание сына и написать — это стало потребностью — хотя бы две-три страницы текста новой книги. Вы считает это невозможным? Ошибаетесь. Способности человека безграничны! Жаль, я не могу писать музыку или картины, а то бы и это успевала.
На страницах этой книги я хотела бы поделиться с вами своим опытом заграничных командировок. То, с чем мне приходится сталкиваться, невозможно узнать из книг и путеводителей. Даже немецкий язык — и тот другой! Не тот, которому нас учили.
В этой книге собраны мои собственные впечатления о жизни людей за границей и житейских мелочах, заметных только изнутри.
Надеюсь, книга поднимет ваше настроение, дополнит впечатление о странах, которые вы посещали или собираетесь посетить.
Приятных вам путешествий, друзья!
Ваша Елена Ронина

Глава 1
Берлин — Тутлинген — Баден-Баден
1.

План поездки определен, в нем, как всегда, несколько пунктов. Я давно уже поняла: нельзя только много и тупо работать. Мне часто приходится встречаться с бизнесменами, у которых работа замещает все — семью, отдых, отпуск, походы в театры, даже чтение книг. Одни самолеты, переговоры и… нездоровый блеск в глазах: что бы еще такого сделать?
Нет, так жить нельзя, и, слава Богу, я это поняла в сорок лет, а не в шестьдесят.
Поэтому теперь все по-другому. Командировка, переговоры, учеба — это, конечно, хорошо. Но будем делать маленькие вставочки и заруливать в другие города, чтобы сходить в театр, в музей.
Неужели мюнхенская Пинакотека этого не стоит? Хоть старая, хоть новая. Если нам все равно по пути? Один день ничего не решает, поверьте мне! Или Венская опера, или хотя бы Берлинский зоопарк. Все возможно, на все хватит времени. И денег хватит, нужно просто уметь правильно распределять. Обязательно расскажу здесь и об этом. Сейчас немного про другое. Начинаем готовиться к очередной командировке.
Что у нас в этот раз? Какой план командировки?
Серьезные переговоры с поставщиками медицинского оборудования в Берлине.
Встреча с компанией «Вега» посвящена продлению экслюзива. Решается вопрос: только наша компания будет и в дальнейшем представлять берлинскую фирму на российском рынке, или мы станем лишь одними из многих поставщиков. Последнего допустить нельзя. Предстоит борьба.
На переговоры нужно полтора дня. Основной разговор обязательно должен закончиться дружеским ужином. Это очень важный пункт. И то, о чем не смогли договориться за столом переговоров, глядишь, и высветится за ужином с бокалом вина и в непринужденной обстановке.
А утром, на свежую голову, проговорим все не спеша, подпишем документы. Надеемся, подписывать будет что.
Если уж все равно летим в Германию, заедем и на юг страны в дивный город Тутлинген. В Тутлингене распложены заводы по производству медицинского инструментария. Что ни дом, то завод. Сидят в подвале отец и сын и строгают что-нибудь на маленьких станках. С одним таким заводом работаем и мы. Завод называется «Крост». И это уже не подвал, а современное трехэтажное здание в стиле хайтек, оснащенное самым новейшим оборудованием.
Наши немецкие коллеги-инструментальщики зазывают нас давно. Наконец-то создан новый урологический инструмент, нужно его как следует обсудить.
Тутлинген — это самый юг страны. Из Берлина можно добраться на поезде. Путь не близкий, больше четырех часов. Можно долететь на самолете до Франкфурта или Штутгарта, что, без сомнения, выйдет значительно быстрее. Смотрим по ценам. Удивительное дело: самолеты в Германии сегодня дешевле поездов. Так что все плюсы на стороне самолета. Но завод наш находится практически в чистом поле. Туда ни самолетом не долететь, ни поездом не доехать. И автобусы туда не ходят. Неужели придется напрягать наших коллег, просить, чтобы встретили, или брать такси?
И мы выбираем автомобиль, мы возьмем его на прокат. Да, не близко — 600 км. Так и не будем убиваться, по дороге переночуем в каком-нибудь маленьком отеле. В Германии их превеликое множество, да с национальной кухней, с немецким колоритом. И мы в автомобиле свободны в выборе пути. Можем после переговоров заехать, например, на пару дней в Баден-Баден. От Тутлингена это всего 150 км, и мы сможем расслабиться, отдохнуть, сходить во Фридрихсбад, погулять по чудесным паркам, полюбоваться на розарий. Может, и в казино заглянем или сходим в Фестшпильхауз на какой-нибудь хороший концерт.
Обратно поедем на той же машине, доедем до Штутгарта, сдадим ее — и самолетом в Москву.
Итак, план поездки утвержден:
— Берлин. Компания «Вега», переговоры полтора дня.
— Переезд Берлин — Тутлинген с ночевкой по дороге.
— Тутлинген. Завод «Крост», знакомство с новыми инструментами, полдня.
— Переезд Тутлинген — Баден-Баден, 150 км. Приезд вечером. Сутки — только отдых.
— Утром едем на машине в Штутгарт, сдаем автомобиль и улетаем в Москву.
По-моему, хороший план. Мы решаем (будем надеяться) все вопросы и немного отдыхаем в Баден-Бадене. Опять же — не торопимся ни на поезд, ни на самолет, а едем в автомобиле. Причем не всегда по автобану, а периодически сворачивая на проселочные дороги полюбоваться красотами Шварцвальда. Ну и не забываем, что нас ждет романтический ужин в придорожном отеле. Прекрасный план!
Да, на такую поездку мы потратим не четыре дня, необходимые только для переговоров, а шесть. Зато в Москву вернемся не измочаленные, а с желанием работать и работать, и горы свернуть, чтобы вот такие возможности были и дальше.

2.

Итак, покупаем авиабилеты Москва — Берлин, Штутгарт — Москва. И опять я нервничаю. Как пройдут переговоры? Уж больно там сложно. Что-то не клеится, покупаем мало, поставщики недовольны. Принимаем решение: мой муж Сергей летит на день раньше, он проведет предварительный артобстрел, а я тем временем смогу все-таки сходить на концерт к сыну в музыкальную школу. Сына со счетов не сбрасываем. Тоже важно.
Как правило, всегда лечу безумно уставшей от всей этой московской суеты. Хочется помолчать и… ощутить удовольствие от предвкушения предстоящей поездки. Потому что хоть летишь и по работе, хоть и на переговоры, но все-таки — за границу. Причем летишь туда не в первый раз. И знаешь, что тебя встретит хороший человек. И при этом будет прямо сразу еще в аэропорту свежий незагазованный воздух. А если тебя никто не встречает, тогда уж точно, разве что не у трапа самолета, тебя ждет такси, и свой чемодан тебе нужно только спустить с роликовой дорожки. Через несколько шагов его подхватит таксист, и такси довезет тебя до самой гостиницы. И можно будет выйти из машины, не оглядываясь, зная, что таксист твой чемодан передаст швейцару, а тот отнесет его за два евро до самого номера.
Я ни с кем не разговариваю в самолете. Куда лучше расслабиться и осознать, что это все происходит с тобой, и ты это заслужила, и ради этого ты работала, долго и тяжело. Едешь ты на самом деле тоже работать. И решать проблемы. Но, правда, уже немного в других условиях и в другой атмосфере. И кофе тебе на переговорах будут предлагать другой. И главное, с этого же самого кофе, совершенно другого и бодрящего, будет начинаться каждое твое утро в недешевом отеле. И это будет заряжать энергией и уверенностью в себе. И переговоры, безусловно, пройдут успешно.
В самолете я никогда и не с кем не знакомлюсь. Более того, я знаю, что сижу сейчас с таким видом, что это и в голову никому не придет! У меня на лице написано: это невозможно. Мне это не надо, ни к чему, я абсолютно самодостаточна.
Лицо может измениться при посадке. И оно действительно меняется, но только когда уже сработал реверс, и нас просят оставаться на своих местах до полной остановки самолета и отключения всех двигателей. Видимо, срабатывает инстинкт самосохранения. Хоть я и не боюсь летать на самолетах, все-таки приятно долететь в очередной раз. И тут я, наконец, оглядываюсь по сторонам и улыбаюсь соседу слева. И даже могу дать свою визитную карточку в обмен на полученную. Но никогда ею не воспользуюсь. Пришло время собраться с мыслями, сделать соответствующее лицо и с достоинством выйти из самолета. Я все-таки слегка волнуюсь.
Получив свой багаж, выхожу из здания аэропорта «Шонефельд» уже в знакомую мне дверь. Знаю, сегодня меня не встречают, и это даже хорошо. Я люблю берлинское такси. Всегда приветливые и улыбчивые водители. Разговаривая с ними, я сразу настраиваюсь на немецкий стиль жизни, на немецкий язык, и не надо сразу напрягаться. Можно еще немного побыть в расслабленном состоянии.
— Liebe Frau?
Ну вот, такси уже меня ждет. Таксист выхватывает у меня чемодан, открывает заднюю дверь автомобиля, и мы выруливаем со стоянки аэропорта. За окнами аккуратные немецкие домики, идеальная чистота на улице. Хочется вздохнуть полной грудью. Водитель задает дежурный вопрос про мой хороший немецкий, завязывается ни к чему не обязывающая беседа. А как у нас? А как у них? Он не коренной немец, приехал из Турции. Да, уже давно, дети родились уже в Берлине. Нравится? Да по-разному. С соседями не повезло. Нет, ну надо же, оказывается, у них тоже бывают плохие соседи! Прям как у нас.
А вот то, что я услышала дальше, точно не как у нас.
Дежурно поинтересовалась его работой. Нравится ли, давно ли за рулем? Водитель рассказывал с охотой. Про пассажиров, про бензин, про пробки. Но одна его история просто повергла меня в шок; всё, что я раньше понимала под тем, что немцы живут лучше, чем мы, потеряло всякую актуальность. Да, живут они по-другому. Да, в туалете пол с подогревом. Да, везде туалетная бумага, еще и в цветочек. Да, официанты тебе искренне рады, спрашивают, вкусно ли, и всегда готовы заменить блюдо. Этого всего, конечно, у немцев не отнять. И все это я воспринимала не только как высокую культуру или совсем другой уровень жизни. Я понимала, что, наверное, это еще и конкретная забота государства о своих людях. А из того, что мне рассказал водитель такси, стало понятно, что государство заботится не просто обо всем обезличенном населении Германии. Здесь интересен каждый человек. Идет борьба за достойную жизнь каждого!
Через каждые два дня мой водитель работал с пациентом, у которого были проблемы с почками. Рано утром он отвозил его в клинику на процедуры и поздно вечером привозил домой. Через каждые два дня. За этим больным государство закрепило это такси, и вот уже на протяжении пятнадцати (!!!) лет данный таксист возит данного больного. Я посочувствовала этому больному человеку — вести такой образ жизни!
— А не надо ему сочувствовать. Он живет полноценной жизнью, работает, занимает хорошую должность.
— А личная жизнь?
— И личная жизнь есть. У него жена, двое детей. Всё абсолютно как у всех людей, просто два дня он живет в обществе, а третий день проводит в клинике. Это не стоит ему ни копейки, все расходы берет на себя государство, включая такси, дорогостоящие лекарства и процедуры.
Я сразу вспомнила случай из нашей жизни. Я училась в институте, мы проходили практику в Подлипкинской больнице. Из нас готовили медсестер запаса. И вот, в отделении урологии нам показали девушку девятнадцати лет, нашу ровесницу. Думаю, у нее было подобное заболевание. Очень симпатичная, веселая, может быть, немного более бледная, чем мы все, ее окружавшие. После ее ухода врач нам сказала, причем абсолютно будничным тоном, что вы-де понимаете: она не жилец, с таким диагнозом ей осталось совсем недолго. Все эти годы эта девушка у меня из головы не выходила. Тогда меня это потрясло: как же так, такая молодая… Неужели нельзя ей помочь?
И вот в другой стране человек с этим же диагнозом не просто живет — он живет активно, он не выброшен из общества, он чувствует свою необходимость. О нем заботятся! Причем не только родные. И еще что важно, он ни для кого не стал обузой. Всё взяло на себя государство. Честь и хвала!
Я до сих пор не могу забыть этот разговор с водителем берлинского такси. Неужели так бывает? И почему у нас этого никогда не было и вряд ли будет? А еще не могу забыть искреннего удивления водителя на мою реакцию по поводу этой истории. Водитель не видел в этой истории ничего особенного. Просто жизнь!

3.

В отеле быстро распаковываю чемоданы, созваниваюсь с мужем.
— Как дела? Как наши иностранцы?
— Да не знаю я, не нравятся они мне что-то сегодня. Ладно, чего расстраиваться раньше времени, лучше расскажи, как концерт у Павлика прошел, как долетела?
— Павлушка — молодец, играл замечательно, я все сняла на камеру, в Москве вместе посмотрим. Сереж, чем могу помочь?
— Отдыхай, Леночка, заеду за тобой часа через три. Пока смотрим новые приборы.
— Договорились, целую.
Шейвер — это инструмент для лечения заболеваний носа. Очень полезный инструмент, между прочим.
Я непритязательна, могу жить в любой гостинице. В детстве я постоянно ездила в пионерские лагеря. Ко всему привыкла. Общественные туалеты и палаты на шесть персон — это все было не так уж и давно. Да и «картошку» институтскую я не забыла. Правда, там был студенческий задор и много водки. Словом, все прелести простой жизни я испытала на себе.
Никоим образом ничего из этого повторить в своей жизни я не хочу. Но не боюсь отелей с тремя звездами, если еду, например, погулять по Парижу или Риму. Главное и единственное условие — отель должен находиться в центре. Чтобы, если что, можно было и днем полежать, и переобуться, как это ни кажется «мелко» на первый взгляд. И никаких пяти звезд для этого не нужно.
Если планируются деловые встречи, стараюсь останавливаться всегда в знакомом отеле. Так проще: меня знают, я все знаю. И отель должен быть хорошим. Пять звезд здесь не помешает. И дело не в ханжестве, и не в поговорке «из грязи в князи». Я приехала работать. Много работать, тяжело работать. И совсем неплохо, если в отеле есть бассейн, и я до завтрака сделаю заплыв, а может, и перед сном тоже. И хорошо, когда ты спишь на специальном ортопедическом матрасе. Завтра опять переговоры, за ночь нужно выспаться.
И мне все равно, что есть на завтрак.
Помню, как в Карловых Варах в относительно недорогом отеле наша дама возмущалась:
— Жрать нечего! Нет, за что им столько денег заплатили?!
Она брезгливо нюхала сосиски, ковырялась в йогуртах. А я думала: «Нет, а что ты интересно ешь на завтрак дома? Ананасы в шампанском? Или антрекот в винном соусе? Йогурты есть? Есть. Яйца, колбаса, сыр, еще и сосиски. Просто обкушаться можно. Нет, наши вечно недовольны».
Меня устроит любое меню. Но в дорогом отеле на завтрак подают всегда очень хороший кофе. Для меня это важно. Я никогда не тороплюсь, я уже сходила в бассейн, приняла циркулярный душ (замечу, в своем номере, это входит в пакет услуг). И медленно растягиваю удовольствие, настраиваюсь на новый рабочий день. Я должна выйти на встречу с моими партнерами отдохнувшей, свежей.
За границей — культ здоровой личности. Это мы, как встретимся, так все про болезни, да про невзгоды. У них: сколько миль с утра пробежал, сколько лет перед этим не курил.
Опять же, не скрою, приятно, когда твои заграничные партнеры встречают тебя не около обшарпанного трехзвездочного отеля, а в холле в коврах и мраморе. Кстати, можно отсюда никуда и не ехать, а провести переговоры прямо здесь. Официант ненавязчиво предложит вам чай или кофе. Удобные кресла, всегда бесперебойно работающий Интернет. Вам никто не помешает, наоборот, всячески помогут, чтобы никто не потревожил.
Запомнили? Отель — это важно. И не очень это дорого, тем более для постоянных клиентов.

4.

В Берлине я давно уже останавливаюсь в одном и том же «Хотел Палас», что на Будапештер-штрассе. Соотношение «цена — качество» соблюдено идеально. Одноместный номер порядка 110 евро в сутки, двухместный — 140. Цены средние, они могут колебаться в зависимости от сезона или мероприятий в городе. Например, во время кинофестиваля в начале февраля одноместный номер стоит до 200 евро, и то если найдете свободный. Но есть и скидки, и специальные акции, например, три ночи по цене двух. Вся информация вывешена на сайте отеля. Если вовремя подсуетиться, можно подстроить переговоры под скидочные даты. А почему нет, собственно? Деньги нужно экономить, чтобы потом перераспределить их на более важные цели. Хорошие номера, прекрасный завтрак, бассейн, сауна. Пять звезд есть пять звезд.
В одну из берлинских поездок мы взяли своего младшего сына. Улетали в день его рождения, ему исполнялось одиннадцать. И я понимала, что у меня есть только завтрак, чтобы поздравить Павла в торжественной обстановке и посидеть за столом всей семьей. Дальше — целый день дорога. Я расстраивалась, как-то не празднично выходило. Что делать? И тут я поняла. Отель! Сотрудники отеля должны придти мне на помощь. Подарок мы с мужем купили, но не было времени даже красиво его оформить, работы в Берлине было достаточно. И вот я отдала вечером коробку с подарком на ресепшен с просьбой красиво его упаковать, а в ресторане, где планировался завтрак, попросила красиво накрыть нам отдельный столик.
Утром нашему общему удивлению не было границ. Нас торжественно подвели к красиво украшенному столу, накрытому нарядной скатертью. Шарики, конфетти, яркая посуда, а посредине в золотой обертке, перехваченной синим бантом, красуется наш подарок. У меня на глазах выступили слезы. Радости ребенка не было границ. А как радовался персонал гостиницы, что нам понравилось!
Сегодня ничей день рождения мы не отмечаем, у меня есть три свободных часа и можно пробежаться по магазинам.
Отель расположен очень удобно, торцом он выходит на Тауцен-штрассе, а это главная торговая улица Берлина. Тауцен-штрассе плавно перетекает в Курфюрстендамм, там тоже магазины, но в основном дорогие, с товарами от модельеров. Если есть время, то хорошо бы проделать весь этот маршрут, пройтись и по той улице, и по другой, и зарулить в переулочки. В огромные сетевые магазины или совсем маленькие — здесь каждый что-то найдет на свой вкус. Можно ничего сразу не покупать, просто примерить, прицениться. Немцы относятся к этому с пониманием.
Как-то с моим немецким коллегой я зашла в мебельный магазин, просто было свободное время. Естественно, мебель я покупать не собиралась. Тут же к нам подскочил продавец:
— Что я могу для вас сделать?
Мой коллега мило ответил:
— Нет, нет! Не беспокойтесь, мы ничего не покупаем, просто на улице холодно.
Продавец рассмеялся, посоветовал нам посидеть «вон на тех диванах, они такие уютные», и побежал к следующим покупателям.
Я сразу припомнила наши магазины с обозленными продавцами и табличками «Руками не трогать!», «На мебели не сидеть!». Во многих магазинах на последних этажах есть рестораны самообслуживания с прекрасным набором блюд и более чем умеренными ценами. То есть в шопинг можно окунуться с головой и провести в магазинах огромное количество времени.
Берлин — это не просто Германия, и не просто столица, это город для всех. Каждый найдет здесь себе что-нибудь по душе. Любитель музеев, любитель старины, любитель пеших прогулок, загородных дворцов и живописных парков. Театры, кино (если вы, к примеру, знаете немецкий язык), концерты (если вы языка не знаете) — все это представлено вашему вниманию в астрономических объемах.
Но приехать в Берлин и не сходить в магазин?! Право, вас не поймет никто! Стыдно будет потом перед самой собой. Потому что магазины в Берлине — фантастические.
Итак, куда бежать в самую первую очередь? Прокручиваю еще раз всю поездку в голове. Другой возможности не будет, нужно покупать все и сейчас. Благо сноровка к этому делу уже есть.
Поэтому сначала покупаю подарки. Это можно сделать быстро, не забывая поглядывать по сторонам и делать заметки для себя, любимой. Очень важно сразу отдать долги родным и близким, чтобы потом не торопясь, обстоятельно и уже немного ориентируясь на местности, купить все для себя. Чтобы цена-качество были еще более ощутимыми.
Качество в немецких магазинах присутствует всегда, некачественного товара здесь просто нет. А вот про цены разговор особый. Безусловно, есть еще сезоны скидок. Но и не в сезон можно найти вешалочку с названием reduziert. Это значит — уценено. Не стесняемся к этой вешалочке подойти. Там можно найти вещи исключительно красивые, и при этом со скидкой. Поэтому (тем более для друзей и родственников) все покупаем с этих вешалочек.
В первую очередь, начиная делать покупки, о чем думает наша соотечественница? Правильнее сказать, не о чем, а о ком. Конечно о своих детях. Скучать по детям мы начинаем, едва сойдя с трапа самолета. Вот, мы-де здесь расслабляемся, а бедные наши чада скучают с бабушками. Про бабушек мы тоже вспомним (что они бедные), но уже потом. А сначала — дети.
Чтобы нам было немного легче, первым делом несемся в магазин детских товаров. Мой совет — сеть магазинов H&M. Их в Берлине много, в каждом районе. Качество вещей — отменное, выбор огромный. Не поленитесь присмотреть пару вещиц и для себя. Не забываем, что часть коллекции для этих магазинов сделана самим Карлом Логерфельдом, тенденции моды — самые последние. А за такую умеренную цену относить сезон и выбросить не жалко. Кстати, в этом магазине можно вспомнить и про бедную бабушку. И про детей-подростков. Угодите всем, поверьте мне. Обойдите весь магазин, посмотрите и на белье, и на модные сережки, и на шляпки.
Итак, детей охватили (от мала до велика), по пути захватили пару супермодных кофточек для себя и свитерок для бабушки.
Бабушки почему-то перестали довольствоваться духами из дьюти-фри. Им тоже наряд подавай.
Игрушки для детей. К сожалению, привезенные наряды их радуют гораздо меньше, чем, к примеру, набор Лего. С этим сложнее. Игрушек в Берлине на каждом углу не найдешь. Их можно купить только в больших универмагах, например, в Karstadt или C&A на третьем этаже.
Подарки, наконец, куплены, теперь можно по-настоящему подумать и про себя!
На себя никогда и ничего не жалеем! Это закон. Но и про кризис не забываем. Опять же, магазинов в Берлине уж больно много. И они огромные. Можно, конечно, педантично обходить их по списку. Начиная с Karstadt и заканчивая С&A. Но на это не хватит ни сил, ни времени. Чемоданы наши не резиновые, и потом не забываем, что надо еще все-таки сходить в музей.
Так что выбираем один магазин, зато самый правильный — Peek & Cloppenburg. Магазин огромный, четыре этажа вверх, один вниз, и в этом магазине придется потратить время, чтобы во всем разобраться. Но здесь вы найдете для себя все, причем на любой кошелек.
Сегодня со мной нет мужа, а то бы обязательно поднялась с ним на самый верх — на этаж мужской одежды. Здесь мужа можно оставить и бегом по эскалатору вниз. Не думайте, что шопинг мужчинам неинтересен. Просто они не хотят в этом признаваться. Но в ближайший час мужа своего вы не увидите, и мешать своими бесконечными вздохами он вам не будет, гарантирую! Он, как и вы, будет носиться по этажу, примерять бесконечные костюмы от Hugo Boss, удивляясь низким ценам. И подсчитывая, сколько же он экономит…
Мне легче, сегодня я одна. Спускаясь с этажа на этаж, выбираю то, что сердце греет. У меня есть правило: я всегда знаю четко, что мне нужно. Без такого списка в голове в магазин не иду. Помогает не разбрасываться.
Вот еще совет. Как только что-то выбрали, тут же глазами нашли продавца, он подбежит мгновенно и заберет товар. Скажите: «Zentralkasse», и гуляйте себе спокойно по магазину с пустыми руками. А под конец оплатите все одним махом на этой самой центральной кассе. Кстати, у вас будет время и передумать. Вдруг на другом этаже встретите что-то получше или подешевле, или, наоборот, подороже, и вспомните закон: «На себе не экономить!»
В этом магазине нет только белья и обуви.
У меня сегодня времени немного, но все, что запланировала, — черные брюки и свитер зеленого цвета (вот захотелось мне!) — я купила.
Конечно, если говорить о магазинах, то из берлинских прежде всего вспоминаю знаменитый KDW, самый большой универмаг в Европе. Кстати, он тоже распложен на Тауцен-штрассе. Это уникальный магазин, он же памятник архитектуры. На первом этаже вас непременно встретит сменная экспозиция. Например, кинопавильон с софитами, камерами, огромными фотографиями актеров, или зимний лес, или модный подиум. И сразу, только зайдя в магазин, окунаешься во что-то нереальное, волшебное. Декорации словно наводят мостик из жизни повседневной в мир шопинга. Я в KDW, как правило, редко что покупаю, но посмотреть на экспозицию забегаю всегда. Рекомендую, не пожалеете.
На первом этаже там чулки, сумки, парфюмерию. А дальше, поднимаясь с этажа на этаж, можно приобрести все, что только душе угодно. Правда, если позволяют средства. Это дорогой магазин.
Ну а поднявшись на лифте на самый последний этаж, вы попадаете в гастрономическое царство. Не зря и сами берлинцы называют этот этаж Fress-etage, от слова fressen — «жрать». Наши соотечественники подчас падают там в обморок. Такого изобилия красивых и качественных продуктов со всех концов света я не видела нигде и никогда. И у каждого отдела маленький ресторанчик. Можешь домой купить, а можешь и прямо здесь перекусить. Быстро, вкусно, незабываемо!